19:45 

о любви и свободе

Summerroush in Summershell
Что бы мы сделали, будь у нас мозги? (с)
Меж тем я не вернулась из Роменны. Я все еще там, а она вокруг меня. Особенно вокруг, когда на Октябрьской стоят кубы с транспарантами Партии Народной Свободы. Да и вообще. Я в жизни своей столько не думала о политике (и это был мой осознанный выбор!), сколько после этой игры.
И еще я в жизни своей столько не курила. Разве что в ту ночь после Исхода-09, но и то вряд ли. За сутки я выдула в одно лицо пачку Кэптана. Ужасно удивилась, что не умерла на месте, когда посчитала оставшиеся четыре сигареты, но мне даже плохо не было.
Но это все такие ужасные глупости, говорить я хочу вовсе не об этом.
Я приехала на эту игру в сильно расшатанном последней парой недель состоянии, и вся моя надежда была только на волшебство. И, знаете, в моем личном рейтинге взлетевших игр Роменна опасно близко подбирается к Believers, а я просто словами не могу передать, как это много.
Мой отходняк говорит мне, что нужно было все сделать по-другому, нужно было больше проповедовать и в целом быть заметнее, не нужно было продалбывать линию с ученичеством у художника, линию наркодилерства и линию свободной любви, нужно было больше стритовать и меньше тупить, и ни в коем случае не надо было забывать дома аккордник и гравюры - и я во всем соглашаюсь, конечно, но... это было так прекрасно. Можно мне еще одну такую же Роменну, но в два раза длиннее?
Я безумно благодарна всем, кто. Это безумное количество любви и нежности, которое я с трудом пытаюсь упихать в слова. Спасибо вам. Я приложу все усилия, чтобы написать об этом развернутый пост, но практика показывает, что этого можно и не дождаться.
И отдельной строкой, просто потому что я не могу молчать. Я впервые хоть сколько-нибудь тесно играла с Фредом и Хильдой, и я, в целом, предполагала, что это ужасно круто. Теперь я знаю, что это ПРОСТО КОСМОС. У меня всё.
А, нет, не всё.
Под катом вроде-как-отчет, но на самом деле нет, потому что он начинается незадолго до финала игры и заканчивается через некоторое время после. Но я просто умираю как хочу, чтобы он был, потому что эта история - одна из прекраснейших среди сыгранных мной. Если бы я расставляла их по полкам, она стояла бы на одной полке с историей Ириссэ и историей Семьи Та-Ри. Возможно, там же стояла бы история Эйвис со всеми ее вариациями.
Надеюсь, мне хватит времени, запала и волшебства, чтобы записать ее полностью. Но пока - так.

На корабле нас осталось четверо - эльф, Исилдур, Дерево и я.


- Ненавижу! Ненавижу вас!
Раз за разом, скорчившись от боли телесной и душевной, свившись в калач вокруг белого ростка, Бэл повторяла одно и то же слово. Все, во что она верила, за что боролась, обернулось пылью. И сама она, сознательно отказавшаяся от своего шанса когда-либо достичь Абсолютной Свободы ради того, чтобы указать путь к ней тем, кто согласится услышать ее - сама она прожила жизнь зря. Она пыталась руками сдвинуть с места гору - мудрено ли, что гора стоит, где стояла, а дурочка Бэл умирает у ее подножия?
Когда-то она верила, что свободу нельзя отнять. Но Иса, Эрел и Риан сделали это - когда они выпрыгнули за борт, взявшись за руки, на корабле, кроме Бэл, остались двое, в чьем выборе Бэл не сомневалась и чье право на этот выбор она не могла отнять, как отняли ее собственное. Они должны были добраться до материка, Бэл просто знала это. Но оставалась последняя надежда.
- Сколько человек должно быть на борту, чтобы управлять этим кораблем?
И искаженное почти зверским оскалом лицо Исилдура почти у самых ее глаз: "Смотри! Это Белое Древо. Символ Нуменора. Мы будем заняты, ведя корабль, и нам будет не до него, но ты обязана сохранить его. Слышишь?!"
Когда-то она рассмеялась бы прямо в это ожесточенное гневом лицо, заявив, что нет ничего, чем он мог бы обязать ее, но не теперь. Горло сдавило, и она просто кивнула, ненавидя себя за предательство идеалов, которые предали ее, но понимая при этом две вещи: первую - что она не может, просто не может отказаться от этих оков, она ведь все еще не перестала быть Человеком Запада, и Белое Древо никогда не утратит для нее своего значения, и вторую - что это будет последней из оков в ее жизни.

- Ненавижу вас!
Лежа в трюме, отчаянно вцепляясь одной рукой в доски, а другой в росток, она вспоминала Волну. Как, слушая голоса, удивляющиеся, где же берег, она уже знала ответ. Как давным-давно - или только вчера - она крысой бежала вдоль берега и крысиным своим чутьем знала, что нужно спасаться, что корабль тонет. Как видела в волнах лица, знакомые и незнакомые, и как сильна была боль от того, что она должна была быть там тоже. Как боль срывалась с ее губ и летела прямо в эти лица.
- Я ненавижу вас...

Когда боль стала невыносимой настолько, что, казалось, она не отступила бы даже если бы у Бэл был еще опиум, или трава, или хотя бы просто табак, сухой, добрый табак, а не та размокшая каша, что осталась при ней после ее безумного заплыва, когда всем, что держало ее по эту сторону смерти, были те самые долг и ненависть, которые она отрицала большую часть жизни, тогда к ней пришла... она сама. Та Бэл, которой она была, пока была жива Роменна. Бэл свободы и любви склонилась над Бэл ненависти и долга, провела прохладной рукой по покрытому испариной лбу и заговорила - так, как делала это всегда. О том, что свобода человека - его неотъемлемая часть, о том, что всегда есть выбор, и этот выбор нужно делать с открытыми глазами, а не бежать от него, перекладывая ответственность на что угодно и кого угодно еще, о том, что свобода внутри человека бесконечна, и лишь он сам может отдать ее кому-то. О том, что путь к истинной свободе долог и труден, но естественен для человека, а значит, под силу ему. О том, что, когда твоя свобода внутри тебя, даже сидя в тесной камере ты будешь свободнее, чем твой тюремщик, прогуливающийся под небом. Бэл знала эти слова наизусть, но слушала так, будто слышала впервые. Образ узника, всегда вызывавший столько непонимания среди слушателей, теперь не выходил у нее из головы. Она была этим узником. Но свобода бесконечна, а значит, ее нельзя отнять всю без остатка...

Очнулась она, когда корабль уже подходил к берегу. Она знала, что делать. Спустившись по трапу, все еще в обнимку с Белым Древом, она отыскала Исилдура в толпе тех, кто, как и она, покинул Роменну, пока та умирала. Она слышала, как Элендиль говорит что-то собравшимся, но прилагала все усилия, чтобы не слушать. Единственное, чего она боялась - это встретиться с ним взглядом, потому что, случись это, она не сможет больше уйти. Но все обошлось, и, сунув бедный росток в руки Исилдура, Бэл развернулась в противоположную сторону и быстро зашагала прочь. Кажется, ее окликали, но может, и нет. Единственным, что она разрешала себе слышать, был шум волн, да еще удаляющийся голос Элендиля - запретить себе слышать его было выше ее сил.
Она шла вдоль берега, прямо и прямо, одновременно зная и не зная, что ждет ее в конце пути. Ей просто хотелось оказаться как можно дальше от того, что она оставляла за спиной. Еще там, на корабле, она представляла себе, как рухнет в воду с какой-нибудь из прибрежных скал, но теперь она просто не могла заставить себя сделать это - человек рожден для жизни, и стремление к смерти ему чуждо. Несколько раз она падала от усталости и засыпала на пару-тройку часов, и тогда ей снилась Волна. Однажды она перестала спать. Как долог был ее путь, она не имела ни малейшего представления, да это и не было важно. Важно было только то, что справа шумело море, и однажды Бэл поняла, что сквозь его шелест она слышит голоса, а среди набегающих волн различает лица. Следом за этим оказалось, что ненависти больше нет, есть лишь свобода. Ведь кому, как не Бэл, становиться узником из ее собственного образа. Кому, как не ей, оставаться в оковах, пока освобождаются другие. Кому, как не ей, отдавать свою свободу тем, кому она нужнее, ведь для себя она всегда может зачерпнуть из бездонного источника, которым обладает всякий, но не всякий сумеет воспользоваться. Кому, как не ей - суметь.
За что же ненавидеть тех, кто, следуя ее собственным заветам, просто берет свою свободу? За что ненавидеть тех, благодаря кому она, Бэл, сделала огромный шаг на пути к своей Абсолютной Свободе, шаг настолько сложный, что она никогда бы не преодолела его сама? Зачем состоящему из любви ненавидеть тех, кто сделан из нее же?
Свободный выбор Бэл был в том, чтобы остаться в Роменне и умереть в Роменне, потому что пришла пора умирать. Кто может помешать ей следовать своему выбору?
Она была корабль. Она так часто раньше была кораблем. Она говорила, что каждый немного корабль, выбирающий свой собственный курс. Однажды она чуть не ушла с Острова на материк, потому что была кораблем, и в ее трюме резвились желтые южные бабочки. Ведь корабли на самом деле не тонут.
Бэл вошла в соленую воду и поплыла прочь от берега.
Лица в волнах, знакомые среди незнакомых. Последним, что они слышали от нее, были слова ненависти. Какая глупость. Нет никакой ненависти, есть лишь любовь, любовь и благодарность. Нужно возвращаться в Роменну, нужно сказать им. Нужно вернуться в Роменну и сказать ей о своей любви, и о том, что больше они не расстанутся. О том, что свобода широка, как океан, и ее хватит на всех.
Корабли не тонут на самом деле, это все выдумки.
Просто некоторые из них приходят в Роменну.


А теперь слайды.
vk.com/wall340849829_15

@темы: И мы останемся в нем, как в янтаре остаются века, Музыка, Недостаточно красивые плоскогубцы? Изолента!!, Отчет, Про любовь, Роменна любит нас, а мы любим Роменну

URL
Комментарии
2016-08-30 в 20:00 

Orthilde
I will put aside fear for courage, and death for life, when it is right to do so - till Universe's end. (c) Диана Дуэйн
Спасибо тебе огромное за эту игру и эту историю.
Да меня тоже постоянно дергали то туда, то сюда, и я надеялась, но так и не успела тебя поучить.

2016-08-30 в 21:04 

Fred
["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
Ох, какое огромное тебе спасибо! Ты - корабль, Бэл, Андрет, ты корабль. Читаю в метро и не могу сдержать слезы... Спасибо.

2016-08-30 в 22:20 

феникс периода полураспада
Нет, я не безумец, мне и так хорошо(с) Репутация – это то, что о тебе знают другие. А честь – это то, что знаешь о себе ты сам.(с)
Можно мне еще одну такую же Роменну, но в два раза длиннее? присоединюсь, чудовищно не хватило времени... на все.

Спасибо тебе за финал и Прости.

2016-08-30 в 23:02 

Summerroush in Summershell
Что бы мы сделали, будь у нас мозги? (с)
Orthilde, уруру, спасибо тебе, что согласилась)))

Fred, это почерневшее от опиума, но все еще полное любви сердце маленькой Андрет для тебя и для Элендиля ♥
Спасибо тебе.

*Айвен*, спасибо тебе! Бэл побаивалась Исилдура (и никогда бы в этом не призналась), но он был такой классный, вхарактерный, цельный и жесткий *__* Серьезно, это было отлично!

URL
2016-08-31 в 12:52 

феникс периода полураспада
Нет, я не безумец, мне и так хорошо(с) Репутация – это то, что о тебе знают другие. А честь – это то, что знаешь о себе ты сам.(с)
Summerroush in Summershell, :shame: рада, что получилось.
Тетя, как бы мне вас с Дядей пообщать?)))

2016-08-31 в 13:39 

Summerroush in Summershell
Что бы мы сделали, будь у нас мозги? (с)
*Айвен*, это очень сложный вопрос. Я предполагаю, в начале следующей недели можно будет попробовать аккуратно об этом подумать. Голова ко мне приставлена сейчас только для виду, чтобы не шокировать прохожих, и твоей тетки там точно нет. В каком сейчас состоянии Сули, я боюсь даже представить, но в любом случае тыкать в него палочкой по крайней мере до выходных кажется мне антигуманным.

URL
2016-08-31 в 13:42 

феникс периода полураспада
Нет, я не безумец, мне и так хорошо(с) Репутация – это то, что о тебе знают другие. А честь – это то, что знаешь о себе ты сам.(с)
2016-09-01 в 02:36 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Ох, Бэл. спасибо за этот текст, но как же от него больно. и как жаль, что нам не довелось поговорить о свободе, хотя...
Можно мне еще одну такую же Роменну, но в два раза длиннее
Тоже плюсую - очень не хватило времени на очень многих.

2016-09-01 в 11:40 

Orthilde
I will put aside fear for courage, and death for life, when it is right to do so - till Universe's end. (c) Диана Дуэйн
Summerroush in Summershell, да не за что, это отличная роль же, и отличная идея.
Я немного боюсь, что, может, где-то как-то недодала. Вообще, я бы хотела с тобой поговорить о наших персонажах еще потом. Все сложно вышло - я думала, что я буду немного другим, может, агрессивнее местами, но просто Мано в какой-то момент очень хорошо понял, что слишком боится тебя потерять, что Бэл - как бабочка, которая вот сейчас с ним, но упорхнет в любую секунду, и сделаешь что не так - и все, и это закончится.

2016-09-01 в 13:05 

Summerroush in Summershell
Что бы мы сделали, будь у нас мозги? (с)
Mark Cain, я вот с тех пор, как приехала и подумала, ужасно жалею в том числе о том, что не зацепилась на игре с тобой языками за твой ошейник %)) но как-то так вышло, что видела я тебя всего дважды - когда ты вечером пришел к нам петь песни (и тогда мне было ни до чего, слишком много благостности и веществ в организме) и когда в субботу в библиотеке мне нужно было срочно вспомнить, кто такая Мелиан, а ты оказался рядом (и тогда я, поглощенная процессом, вообще не заметила ошейника). А теперь вот просто обидно даже, такой предположительно классный момент пропал х))
Но хоть так спрошу - этот ошейник что-то означал для твоего персонажа или был "просто украшением"?

Orthilde, ну, я действительно ожидала большей жесткости, что ли, но так как Бэл никаких ожиданий не имела, нам обеим было отлично))) Образ с бабочкой очень точный в отношении нее, и она, в общем, не скрывала никогда, что как только ветер переменится, она полетит дальше без всяких колебаний (и дело не в том, что кто-то что-то сделает не так). Потому и вела с Мано всякие веселые беседы про "не клади все яйца в одну корзину" и про "говоря, что я твой единственный смысл, ты делаешь меня своим убийцей". Там была еще недосказанная часть про "и сам убиваешь меня", но Бэл рассудила, что это будет как-то слишком х))
Да, мне нравится идея поговорить об этом, но, опять же, после 4го. Давай я приду к тебе в личку, и мы покурим календари на эту тему.

URL
2016-09-01 в 13:17 

Orthilde
I will put aside fear for courage, and death for life, when it is right to do so - till Universe's end. (c) Диана Дуэйн
Я тоже думала, что выйдет так, как ты пишешь. Но я поняла, что он это воспринимал как "я изо всех сил постараюсь понять то, чего она от меня хочет, и может, смогу этим ее задержать хоть немного".
(да, это был жуткий момент, но это была такая совершеннейшая правда для него).
Да, мне тоже удобнее на следующей неделе, давай спишемся!

2016-09-01 в 16:45 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Summerroush in Summershell,
За ошейник не спросил только ленивый, на самом деле:laugh:
Мелидон это объяснял тем, что "только свободный может сам надеть на себя ошейник". это и освобождение от предрассудков, и вызов им же (почти как "только настоящий мужчина может надеть розовое"), и защита в какой-то степени. ошейник принимал на себя удары чужого любопытства, так что, зацепившись за него, к его обладателю уже не цеплялись.

2016-09-01 в 16:51 

Той
Эскапизм как образ жизни.
Иса верила в это — в твою свободу, и в тебя и то, что всё будет правильно, где-то настолько глубоко внутри себя верила, что даже думать об этом было незачем. Но вот опиума она тебе, конечно, не оставила зря +)
Они больше не расстанутся. Люблю тебя. Ну ты знаешь.))

Спасибо.

2016-09-02 в 12:32 

Summerroush in Summershell
Что бы мы сделали, будь у нас мозги? (с)
Orthilde,
Не знаю даже, как ответить, буду как Стрикс х)

Mark Cain, ну потому что провокация же! Поняла твою мысль, спасибо)))

Той, ...♥

URL
   

Почему люди это не заяц

главная